Письмо Н.В.Блаватского к Н.А.Фадеевой
от 13 ноября 1858 г.

В начале 1850 года в 18-летнем возрасте Елена Петровна Блаватская покинула Россию.11. Крэнстон С. Е.П.Блаватская: Жизнь и творчество основательницы современного теософского движения: Пер. на русский. 2-е изд. Р.-М.: Лигатма, 1999. С.680. Там оставалась её многочисленная родня, а также 40-летний муж, вице-губернатор Эриваньской губернии Никифор Васильевич Блаватский, от которого она, собственно, и сбежала.

История её замужества до сих пор остаётся довольно загадочной. И на то имелись веские причины: по словам самой Е.П.Б., рассказать всю правду об этом не мог и не хотел никто из её родных, поскольку это значило бы задеть честь уже покойных и весьма уважаемых лиц.22. Blavatsky H.P. The Letters of H.P.Blavatsky to A.P.Sinnett and Other Miscellaneous Letters. Pasadena, CA: TUP, 1973 (факсимильное издание; 1-е изд. — L.; NY, 1925). P.157.

Как бы то ни было, осенью 1858 г. в Лондоне на руках у Е.П.Б. неожиданно оказался болезненный малыш, и ради него ей потребовалось как можно скорее вернуться к родным. Вместе с тем возвращаться к Н.В.Блаватскому она не собиралась. Развод в те времена был делом чрезвычайно сложным, православная церковь давала разрешение на него только в исключительных случаях. Муж же при желании мог объявить Е.П.Б. в розыск; иначе говоря, вернувшись, она вполне могла попасть в ту же ситуацию, из-за которой ей пришлось бежать.

Таким образом, ей во что бы то ни стало надо было предварительно выяснить, что собирается или не собирается делать Н.В.Блаватский в связи со своим «подвешенным» семейным положением. Вместе с тем, не зная его планов, она ни в коем случае не могла дать ему в руки никаких сведений о своём местонахождении.

Из письма Н.В.Блаватского (подлинник хранится в архиве Теософского общества в Адьяре, Индия), которое приводится ниже, мы понимаем, что это деликатное задание прекрасно исполнила Надежда Андреевна Фадеева (1829–1919) — родная тётка Е.П.Б., всего двумя годами старше её, с которой они росли вместе.

Её письмо к Блаватскому до нас не дошло; как видно из его ответа, оно не было датировано (судя по всему, не случайно).

Сохранившийся ответ Н.В.Блаватского позволяет уточнить ряд деталей из жизни Е.П.Б. Письмо его публиковалось в английском переводе3,3. The Theosophist. 1959. August. Vol.80. No.11. P.295–6. однако, в связи с неразборчивостью почерка и вкраплением выражений на украинском, перевод этот неполный и местами неточный. Приводим факсимиле этого письма (его любезно предоставила К.Уильямс, США), а также его полный текст в современном правописании4.4. Публикуется полностью впервые. См. также: Крэнстон С. Е.П.Блаватская... С. 87, 645. В целях удобства для других исследователей мы сохраняем разбивку по строкам.

13 ноября 1858. Эривань.
Многоуважаемая
Надежда Андреевна!

Послание Ваше, вчера полу-
ченное, меня очень обрадовало.
Оно без числа; а потому не-
известно, когда оно написано.
Без числа человек согреша-
ет; но только я в отноше-
нии к Вам чист и поступ-
ками, и совестию. Всегда одно
только желал, хотя изредка
получать дорогие моему сердцу,
Ваши послания; но и этого
счастия был лишён по не-
известным причинам.

До сих пор ничего я не
знаю о возвращении Е.П. в Рос-
сию; да, правду сказать, это

[С.2] меня давно перестало ин-
тересовать. Время всё изгла-
живает, ушли всякие воспо-
минания. Можете уверить
Е.П. честным моим словом-
ветом*, что я никогда её
преследовать не буду. Желал
бы очень, чтобы брак был
уничтожен и она могла бы
вступить в новый. — Быть
может, и я бы ещё женился
по расчёту или по расположе-
нию, потому что чувствую
себя ещё не неспособным
к жизни семейной. Итак,
хлопочите Вы общими сила-
ми, и пусть она с своей сто-
роны хлопочет об окончании
дела. Я с моей стороны
старался, но мне экзарх
Исидор отказал, и потому я
более не намерен заводить

* От вето.

[С.3] новый процесс, а тем более
просить о разыскании по Им-
перии находящейся в безыз-
вестной мне стороне, потому
что это ныне считаю совер-
шенно бесполезным, по полу-
чении Вашего послания. Про-
шу убедительно стараться
окончить дело для удовольствия
обеих. Во всяком случае,
если оно остановится и не будет
возобновляться, повторяю, я
не буду стараться ни о преследо-
вании, ни [об] указах о разысканиях,
ни о расхождении. Вы знаете,
что мужчина менее теряет,
чем женщина, в обществен-
ном мнении, — в каком бы
он положении ни находился,
и сам всегда [себя] скорее оправ-
дает, как бы себя ни вёл
в нравственном отношении, не-
жели женщину.

[С.4] Вот уже скоро 10 лет со вре-
мени моего несчастия, а потому,
рад не рад, я достаточно вы-
работал свой характер, и сде-
лался ко всему равнодушен;
и даже очень часто смеюсь
над глупостями, которые совер-
шались — утешаясь тем, что
не с одним мною они бывают
на белом свете. Хлопочу
только о том, чтобы ниякий
бис до мене ни чиплялся*.

Ко всему можно привыкнуть,
так я привык к безотрадной
жизни в Эривани. Ко всему сде-
лался равнодушным, и хоть про-
вались она — и это меня не тро-
нет. Однако скоро располагаю
оставить совсем службу; забе-
русь на хутор, — в такое захо-
лустье, что никто не узнает,
и буду жить да поживать, разумеется
окружась всеми удовольствиями,
удрав из Эривани. Всегда преданный

Ваш слуга Н.Блаватский

* Никакой бес ко мне не цеплялся (укр.).

О чём же ещё говорит это письмо?

Прежде всего, ясно, что в своё время Блаватский был поставлен в известность об отъезде Елены за границу (это означало, что при всём желании найти её ему не удастся). Теперь же Надежда прямо написала ему, что Елена к нему ни в коем случае не вернётся («...а тем более просить о разыскании по Империи находящейся в безызвестной мне стороне, потому что это ныне считаю совершенно бесполезным, по получении Вашего послания»), тогда как про её возвращение в Россию не сообщила ничего определённого («До сих пор ничего я не знаю о возвращении Е.П. в Россию»).

Блаватский, как видим, по-прежнему служил в Эривани5 —5. С 1936 г. Ереван. там же, откуда Е.П.Б. бежала к родным (Фадеевым и Витте) в Тифлис6,6. С 1936 г. Тбилиси. где они проживали и теперь. Сама Елена, очевидно, ничего ему за эти годы не писала.

Фраза «Вот уже скоро 10 лет со времени моего несчастия» показывает, что кочующие из одной биографии в другую сведения, будто Е.П.Б. прожила с Блаватским менее трёх месяцев (напомним, их венчание состоялось 7 июля 1849 г.), не отвечают действительности. Вместе с другими данными эта фраза подтверждает слова из её прошения от 3.6.1884 г.: «...Оставив Эривань, приехала в Тифлис в следующем году, где, прожив две недели, уехала... в Одессу и заграницу».77. Крэнстон С. Е.П.Блаватская... С.646. См. также примеч.1 выше.

Упоминаемый в письме экзарх Грузии Исидор (Яков Сергеевич Никольский, 1799–1892) — с 1844 г. архиепископ (с 1856 г. митрополит) Карталинский и Кахетинский, экзарх Грузии, с 1858 г. митрополит Киевский и Галицкий, а с 1 июля 1860 г. митрополит Новгородский, Санкт-Петербургский, Эстляндский и Финляндский, — близко знал всю семью Фадеевых. В мае 1860 г., будучи в Задонске, он принял Е.П.Б. и её сестру, Веру Яхонтову (позже Желиховскую), которые направлялись в Тифлис, и имел с ними долгую беседу.88. Там же. С.98–9.

Итак, ответ Блаватского открывал перед Е.П.Б. путь на родину, и уже к Рождеству 1858 г. она прибывает к сестре и отцу во Псков. Из Лондона вместе с ней ехал маленький мальчик Юрий, которого позже, в 1862 г., Н.В.Блаватский согласился официально признать их приёмным сыном.99. Zirkoff B. Helena Petrovna Blavatsky // H.P.Blavatsky. Collected Writings. Vol.1. 2nd ed. Wheaton: TPH, 1977. P.xlvi. Само усыновление малыша (он умер в 1867 г.) произошло ради спасения чести его родителей, которых оба они прекрасно знали. Но это уже другая история.

Другие статьи в разделе «Теософия»: